Спонсор
Отдельная новость
31-05-2021
«Курьезные ситуации происходят ежедневно на сцене»

«Курьезные ситуации происходят ежедневно на сцене»: волгоградская актриса из НЭТа Екатерина Мелешникова рассказала о закулисье

Актриса Волгоградского НЭТа, 40-летняя Екатерина Мелешникова побеседовала с корреспондентом редакции “Блокнот Волгоград” и рассказала о нюансах профессии, закулисье театра, начале своей карьеры и планах на будущее.

В каких театрах вы играете и сколько лет?

Вся моя творческая жизнь прошла в НЭТе. Именно как актриса играю около 20 лет, а до этого я танцевала в театре.
Вообще, у меня было все сложно: я окончила школу, поступила в педагогический университет на дошкольного педагога-психолога. В этот период в театре набирали группу массовки, и меня пригласили работать танцовщицей, потому что все детство я занималась хореографией, была подготовленная. И уже после окончания педагогического университета я поступила на курс к Отару Ивановичу Джангишерашвили. Ему надо сказать, конечно, большое спасибо, потому что за 3 года, пока я работала в массовке, он меня иногда задействовал как актрису, даже давал какие-то реплики. С этого все и началось.

Изначально я даже не думала и не верила, что смогу когда-либо играть, выходить на сцену как актриса, потому что театр – это сказка и счастье, а НЭТ особенно. Когда я там в первый раз появилась и увидела этих актеров-небожителей рядом, у меня даже и мысли не возникло, что я когда-то смогу так же, но так сложилась судьба, что Отар Иванович именно в этот период набирал курс, я рискнула и меня затянуло.

Тяжело ли было учиться?

Мне было не тяжело, потому что я понимала, на что иду. Все испытания – физические и моральные – я принимала с радостью, так как я очень хотела стать актрисой. Тяжело было ребятам, которые приходили в 17-18 лет, а мне был уже 21 год, я пришла осознанно. Я понимала, что есть мастер, которому я должна довериться, и все, что он делает – делается во благо мне.

С детства мечтали быть актрисой?

Нет, я в детстве мечтала стать балериной, а быть драматической актрисой для меня казалось чем-то нереальным. Я думала, для этого нужно обладать невероятной внешностью, качествами и талантом. Я реально смотрела на себя и думала, что во мне этого нет, поэтому пошла в педагогический по семейной стезе.

Как отнеслись родители к вашему выбору?

Родители говорили, чтобы я, в первую очередь, получила нормальное образование. Я, как порядочный ребенок, их слушала. Я закончила педагогический, принесла им диплом и сказала: «Вот диплом, а теперь я пошла туда, куда меня зовет сердце».

Сколько времени обычно занимает подготовка к спектаклю?

Бывает по-разному. Начиная от знакомства с пьесой до премьеры, обычно 2-3 месяца.
Но, например, «Русскую пулю», мы репетировали 11 месяцев. Начали мы до начала карантина, зимой, и должны были выступить ко Дню Победы, но из-за пандемии все вот так затянулось.

Были мысли из театра уйти в кино?

Все актеры этого хотят, но это очень сложно осуществить, потому что нужно ехать в Москву, ходить на кастинги, и только тогда будет шанс стать замеченным, а с нашей работой это нереально. Первого июля мы идем в отпуск, а в начале августа уже начинаются репетиции.

Планировали ли когда-нибудь всей семьей уехать из города и строить карьеру, например, в Москве?

Каждый театр – это организм. Взрослому состоявшемуся актеру сложно перейти из одного театра в другой. Чтобы играть в московском театре, нужно изначально туда ехать молодым, там учиться, и тогда может что-то получиться. А в нашем возрасте рисковать и бросать наш город, наш любимый театр, мы не можем. Мы много лет зарабатывали любовь зрителей, признание в коллективе. Мы любим наш замечательный театр, и это не просто слова.

Были ли планы открыть какую-то свою студию или театр?

Я много лет преподавала, опыт такой есть, но что-то открывать у нас крайне сложно, это все большие финансовые затраты. Если появится какая-то возможность, то я открыта к любым предложениям, но самостоятельно сложно.

Многие знаменитые московские актеры сейчас снимают ролики в соцсетях, пробовали вы эту сферу?

Я думаю, что артист должен зарабатывать не блогами и тиктоками, а своей работой на площадке. Очень скептически отношусь к блогерам. В соцсети я, конечно, выкладываю часто фото и посты на тему театра, но серьезно к этому не отношусь.

Какая роль ваша любимая?

Обычно актеры говорят, что все роли любимые, все как дети. Это звучит банально, но в этом есть доля правды: носим роль как ребенка, потом рожаем. Однако есть роли, из-за которых происходят метаморфозы, внутренне меняемся из-за роли. Одна знакомая мне как-то сказала, что актеры – странные люди, потому что им чем больнее на сцене, тем лучше. Из таких ролей могу назвать Лиззи Карри «Продавец дождя», Мария «Русская пуля».

Есть ли роль, о которой вы мечтаете?

Мечтаю сыграть чеховскую героиню, и по возрасту я приближаюсь уже к своей цели. Также привлекает Шекспир: страстные герои в бешеных обстоятельствах. Но это все мечты, мы актеры – подневольные люди, нам ведь что дают, с тем мы и работаем. Если совсем фантазировать, то мне нравится А. Стриндберг, Г. Ибсен, Т. Уильямс. Это невероятно сложная драматургия, психологическая.

Следите за коллегами из других местных театров или в даже городов?

Особо в другие города не полетаешь: у всех каникулы, праздничные дни, а мы работаем.
Из наших местных иногда ходим в Молодежный театр. Сейчас я знаю, что поставили «Богему» в “Царицынской опере”, но я посмотрела расписание: у них спектакли, и у меня спектакли. То есть из-за графика редко получается куда-то вырваться. Много лет хочу попасть в ТЮЗ на Достоевского, третий год совпадает с моим репертуаром, и все никак не попаду.

Волнуетесь перед выходом на сцену, или за годы деятельности уже привыкли и волнения нет?

Всегда волнуюсь. У нас есть спектакль, который мы играем уже почти 10 лет. И был случай, что стоим перед выходом с ребятами, меня трясет, и я начала возмущаться: «Господи, да что же такое? Играем этот спектакль почти 10 лет, и все равно волнуюсь». Это необъяснимо.
Еще зависит от роли. Но даже если роль маленькая, все равно волнуемся немного. А если уж роль большая, то начинает потряхивать и за час, и думаю каждый раз: «Быстрей бы выйти, быстрей бы выйти».

Какой у вас любимый момент: суета перед спектаклем, выход, игра, поклон?

Мне очень нравится суета перед спектаклем между вторым и третьим звонком. Все гримируются, готовятся. У нас есть «предбанник», в котором мы собираемся перед выходом и напитываемся общей энергетикой. Каждый спектакль же имеет свою энергетику, и актеры сильно зависят друг от друга, создают структуру, связку. Мне кажется, даже воздух сгущается в эти моменты.

Всегда ли в коллективе такая дружеская, теплая атмосфера, или момент конкуренции все же присутствует?

Наверное, она есть, но все зависит от актера и его отношения к этому. Когда я была еще совсем молоденькой актрисой, мне посоветовала более опытная коллега проще относиться, учиться отпускать роли. Я стараюсь жить по этой системе: принимать тот момент, что если роль ушла, значит, она была не моя. Просто если начинать заниматься самоедством, думать, что ты лучше, а роль забрали, то будет очень тяжело.

А вообще всякое в жизни бывает, но, когда собирается костяк и уже идем к премьере, то мы становимся семьей, идем к выпуску, все мобилизуются, начинают общаться, и момент конкуренции невозможен. Все держатся друг за друга: если один пошел ко дну, то второй должен помочь выплыть. Если не будет хороших отношений, то будет тяжело не утонуть.

Часто ли приходят молодые актеры или состав укомплектован?

У нас маленький мир в мире. Даже если и приходят новые люди, то чаще всего отсеиваются сами, если не подходят по формату.
Раньше у нас была налажена система Отаром Ивановичем: при театре были курсы, и ребята с первого года обучения играли в массовках и потом плавно перетекали в актерский состав. То есть сейчас наши молодые актеры – это выпускники наших курсов.
Бывают, конечно, редкие случаи, что приходят из вне состоявшиеся актеры, но это крайне редко.
У нас своя иерархия, у всех свои места, все принимают правила игры. Чужому человеку, я думаю, сложно принять, понять и существовать вместе с нами.

Бывает ли такое, что зритель не расположен? Важна ли вам вообще реакция и поддержка зрителей?

Я думаю, что зритель прав всегда. Публика пришла, заплатила деньги, чтобы получить эмоции. И если зал как-то не так реагирует, то виноваты актеры – это мое убеждение. Ведь наша задача заставить их смеяться, плакать, сопереживать и так далее. Если в зале на драматическом спектакле стоит хрустальная тишина, воздух аж вязкий становится, и люди слушают, значит, мы движемся в верном направлении.
Если в нужных моментах на комедии зритель не смеется, значит, опять же, мы что-то не так делаем. Нам важно, чтобы зрители ушли, и у них что-то осталось в голове, чтобы они обсуждали, думали, размышляли. Иногда я получаю кучу сообщений от зрителей после спектаклей, они делятся размышлениями, переживаниями, и это очень приятно.

Приходилось ли играть роль, которая вам не нравилась?

Наверное, бывало. Тут сложно объяснить: если роль не нравится, то ты ее «не сделаешь» качественно. Я стараюсь, как профессионал, убедить себя в том, что если я не изменю свое отношение к роли, то ничего не получится. В процессе репетиций ищу то, что может меня зацепить.
Всегда же есть конкретная причина: не нравится автор или не нравится персонаж. Надо понять, что именно вызывает отвержение, распутать клубочек, сделать материал для себя интересным и полюбить своего персонажа, в противном случае будет каторга. Это суть профессии: сделать интересным любого персонажа.

Есть ли в профессии доля какой-то рутины? Или вся работа – исключительно творческий процесс?

Творчество тоже может быть рутиной. Например, когда репетируешь материал, который на тебя плохо ложится или тяжело дается.
Бывают спектакли, которые играешь по 10 лет. Каждый спектакль – это праздник и радость для зрителя, но, когда актер его играет в сотый раз, он может стать для него рутиной, поэтому приходится подпитываться энергией, потому что зрителю все равно, в какой раз играешь ты, он-то пришел в первый раз.

Жалели ли вы когда-нибудь о том, что решили стать актрисой?

Нет, никогда! Только в шутку, когда страшно и волнуешься перед спектаклем, сидишь себя жалеешь и думаешь: «Господи, говорила мама не идти в актрисы…».
Даже не знаю, кем бы я могла стать, если бы вдруг не сложилось с театром. Возможно, журналистика или телевидение.

Как пережили карантин и было ли тяжело вливаться?

Мы очень ждали, когда откроют театр. Это было 2,5 месяца ужаса. У нас же обычно вся жизнь – театр, и когда эту жизнь забирают, возникает такой вакуум, такая пустая яма, ощущение ненужности. Для актера это очень тяжело морально. У меня вот, например, постоянно в голове расписание спектаклей, репетиции, премьеры, а тут появляется огромное количество свободного времени, меняется режим, и надо жизнь как-то перестроить.
Сам перерыв был не страшен, потому что у меня до этого был декретный перерыв. Страшно было, что нас вообще не откроют. Были мысли, что могут запретить вообще все массовые мероприятия.

Опишите стандартный рабочий день актрисы.

Репетиции начинаются обычно в 11:00 и длятся до 13:00. Далее перерыв до вечернего спектакля. В 17:45 мы должны уже быть на сцене для разминки, чтобы повторить какие-то моменты. Потом сам спектакль в 19:00, приходим домой после 10 часов вечера.

Не мешает ли вид деятельности личной жизни, семье?

Мой муж тоже актер, поэтому он меня полностью понимает, с этим проблем нет. А с ребенком сложнее, но хорошо, что есть бабушки, которые помогают. Сейчас ребенок уже достаточно взрослый, поэтому стало проще, с маленьким было тяжелее.
Есть у нас актриса, у которой 3 детей, и даже она справляется, приспосабливаемся как-то.
Где-то приходится встать пораньше, чтобы ребенка в школу собрать.

Случались ли курьезные случаи на сцене?

Такие ситуации происходят ежедневно: кто-то забыл реплику, кто-то кого-то назвал другим именем, что-то не то вынес на сцену. Но мы всегда выкручиваемся, и зритель этого не замечает, мы там по-своему кайфуем и смеемся потом. То есть эти курьезные ситуации имеют место, но когда начинаешь рассказывать кому-то о них, то люди не понимают.

Какой совет могли бы дать молодым актерам?

Никогда не идти против своей совести, против своего сердца, против убеждений и никогда не предавать близких людей. Важно сохранять в себе человеческие качества. Каким бы гениальным актером ты не был, если совершишь ужасный поступок, то обратного пути не будет, люди начнут относиться иначе.

Сейчас работаете над чем-то новым?

Сейчас готовимся к премьере «Опера нищего» Д. Гей, ставит приглашенный режиссер. Будет достаточно интересная история: образная, визуально насыщенная. Думаю, что зрителю будет очень интересно наблюдать за тем, что происходит на сцене. Однозначно, это не скучный театр. Будет огромная массовка, при этом у каждого в ней есть свой образ. Страстный, мощный, музыкальный, праздничный спектакль.
Для меня это достаточно сложный опыт, но интересный. Сложность в том, что нужно искать в отвратительном обаятельное. Все персонажи не очень хорошие люди, но мы должны их сыграть привлекательно. Посмотрим, что получится.

Автор: Татьяна Кольченко

Источник: Блокнот


                    
Оценить 3